Optec

Бесплатный звонок: 8 800 2000 567
en
Бесплатный звонок: 8 800 2000 567

90 лет Московскому Планетарию: интервью с Фаиной Борисовной Рублевой, научным директором Московского Планетария

Описание страницы

90 лет Московскому Планетарию: интервью с Фаиной Борисовной Рублевой, научным директором Московского Планетария

5 ноября 2019 года исполнилось 90 лет Московскому Планетарию – старейшему в России и одному из самых крупных в Европе. Он стал тринадцатым Планетарием в мире и Европе – к тому времени планетарии были в трех европейских столицах – Берлине, Вене, Риме – и девяти городах Германии. Сейчас в нем используется оптико-механический проектор ZEISS UNIVERSARIUM IX – самая современная модель из существующих в настоящее время.  

 
Фаина Борисовна Рублева
Подробнее о истории Московского Планетария рассказывает Фаина Борисовна Рублева, научный директор Московского Планетария, лауреат Премии Правительства РФ в области образования.

Расскажите, пожалуйста, про историю создания Московского Планетария?


Идея создания планетария родилась в 1918 году у Оскара Фон Миллера, директора Немецкого музея в Мюнхене. С этой идеей он обратился в компанию Carl Zeiss, однако сначала казалось, что это чрезвычайно сложно и технически нереализуемо. Но спустя несколько лет инженер Carl Zeiss Вальтер Бауэрсфельд вернулся к этой идее и взялся за ее реализацию.

В 1923 году он представил «чудо из Йены» – первый в мире оптико-механический проектор звездного неба. Он был собран на крыше завода Carl Zeiss, где был построен купол. Данный планетарий Model 1 мог проецировать звездное небо только на широте и долготе Мюнхена. 

Сразу после создания первого прибора он приступил к созданию второй модели – позволяющей продемонстрировать звездное небо из любой точки земного шара. Такая модель второго поколения M2 с заводским номером 13 была установлена в Московском Планетарии при его открытии 5 ноября 1929 года. 

История Московского планетария очень богата событиями. В 1927 году в непростое для страны время была выделена большая сумма денег и принято решение о постройке в Москве планетария в целях повышения уровня образования школьников, молодежи и неграмотных взрослых. К тому времени планетарии были в Берлине, Вене, Риме и девяти городах Германии.

23 сентября 1928 года в день осеннего равноденствия был заложен камень в основание фундамента Московского планетария, а уже через год, 5 ноября 1929 года, планетарий открыли. Это было удивительно, как внезапно на пустыре возникло необычное современное для того времени здание цилиндрической формы в стиле конструктивизма. Авторами проекта стали молодые архитекторы Михаил Барщ и Михаил Синявский, которые только что закончили МАРХИ. Двадцатипятиметровый купол здания был самым большим в мире на тот момент.


Руководил непосредственным монтажом Пауль Ланге, инженер Carl Zeiss, со своей командой, а специалисты планетария присутствовали и в процессе изучали конструкцию этого сложного оборудования. У нас до сих пор хранится книга Carl Zeiss на русском языке 1951 года издания, в которой расписаны все особенности данной модели.

Шло время, и появились следующие поколения аппаратов. Как раз к 50-летию Планетария было принято решение заменить эту модель на следующую. В 1975 году старый прибор был демонтирован, а в 1977 уже был введен в работу новый планетарий с автоматизированной системой управления, который работал вплоть до 1994 года. Сейчас оба аппарата находятся в нашем музее. 

Огромное внимание к Московскому планетарию было среди творческой элиты, особенно любил его поэт Владимир Маяковский, который даже написал о нем стихотворение.  Однажды Владимир Маяковский привел на сеанс писателя Константина Паустовского, который после просмотра сказал: «У вас небо мертвое, звезды же не мерцают». Тогда специалисты Московского планетария разработали уникальный оптический моторизованный аттенюатор, который крепился к источнику света – 1000-ваттной лампе. И звезды начали мерцать. А следующая модель планетария Carl Zeiss уже была с мерцающими звездами.

Когда встал вопрос о замене планетария во время реконструкции, мы рассматривали только оборудование ZEISS. Самая современная модель UNIVERSARIUM IX, установленная сейчас у нас, – это единственный в России планетарий для больших куполов, венец научно-технического творчества, дающий потрясающую картину звездного неба. 

Благодаря применению оптоволоконной технологии звезды выглядят точно, ярко, при отсутствии фоновой засветки – именно так, как они выглядят высоко в горах в безоблачную безлунную ночь. Девять тысяч сто оптических волокон с помощью специальных объективов формируют изображение непревзойденного качества.

Планетарий 13 Планетарий 313 ZEISS UNIVERSARIUM IX

А как проходила реконструкции Планетария?

С 1929 года здание Планетария не подвергалось реконструкции, и спустя десятилетия назрела необходимость в капитальном ремонте здания. В 1994 году Планетарий закрылся на ремонт. В процессе работы над проектом реконструкции архитекторы предложили поднять здание на шесть метров, чтобы увеличить его площадь, сохранив первоначальный облик. К тому времени Планетарий уже стал памятником архитектуры и перестраивать его было нельзя. 



В процессе реконструкции были использованы уникальное оборудование и технологии для подъема здания: оно было полностью отрезано от фундамента и поднято целиком при помощи огромного домкрата без демонтажа оборудования. В результате мы не только подняли здание, но и углубили его на 9 метров, что позволило нам значительно увеличить внутренние площади.

В Планетарии также есть астрономическая площадка. Какие телескопы вы используете в настоящее время и какую задачу они решают?

Астрономия, которую мы здесь популяризируем, – наука наблюдательная. Звездный проектор дает нам возможность наблюдать в любую погоду и в любое время суток первозданное звездное небо, но оно все-таки искусственное. А для астрономов важно наблюдать естественные объекты. В обсерватории простые люди могут узнать, как работают астрономы. Это особенно интересно подрастающему поколению: дети – самые благодарные наши посетители.

Изначально обсерватория была небольшая. Потом ее увеличили, и в 1990 году открылась большая обсерватория с 300 мм рефрактором ZEISS. В ходе реконструкции была построена новая девятиметровая башня, в которой рефрактор работает и сейчас. Мы уверены, что не напрасно развернули эту площадку, потому что мы повышаем уровень астрономической грамотности. 



Чаще всего при хорошей безоблачной погоде мы наблюдаем Луну: можно целый вечер только на нее смотреть, не отрываясь. Посетителям рассматривают кратеры, горы, лунные моря – и заглядывают в чужой, незнакомый мир. Также бывает видно другие планеты: Юпитер со спутниками, Сатурн с кольцами, Марс с полярной шапкой, Венеру, которая, оказывается, меняет фазы, как и Луна. Иногда мы рассматриваем даже звезды: в основном, это двойные звезды и звездные скопления. На небе в центре Москвы, они, как ни странно, видны при хорошей погоде.

Какое влияние Московский Планетарий оказал на образовательную систему?

В XX веке астрономии не было в программе общеобразовательных школ, а планетарий показал, что эту науку интересно изучать. Она была введена в школах в качестве обязательного общеобразовательного предмета через несколько лет после открытия Московского Планетария. В 1934 году профессор Михаил Евгеньевич Набоков, автор первого учебника по астрономии, прочитал первую учебную лекцию в Московском Планетарии. А в 1943 году во время Великой Отечественной войны лекции для школьников стали обязательными – Планетарий в этот период не прекращал работать.

До 1950-х годов посещение планетария было обязательным в рамках программы школьного курса. Потом появились учебники, в педагогических институтах стали готовить учителей астрономии. До закрытия планетария на реконструкцию к нам приводили на лекции около пятисот школьников ежедневно. После закрытия постепенно астрономия ушла из общего школьного курса, в том числе потому что негде было демонстрировать изучаемый материал. В некоторых школах, где были учителя-энтузиасты, астрономию продолжали изучать, но таких школ было очень мало.

А как в настоящее время поддерживается интерес к астрономии?

Когда в 2011 году Московский Планетарий открылся после реконструкции, первые два года стояли огромные очереди вплоть до Садового кольца. Постепенно эта очередь иссякла, и нужно было дальше налаживать регулярную работу со школами, предлагать экскурсии и обучающие программы. Профессиональные астрономы и известные ученые создали Ученый совет планетария, который продвигал идею возвращения астрономии в общеобразовательный курс.

Нельзя не сказать о роли планетария в освоении космоса и развитии науки. В 1930-е здесь собиралась Группа изучения реактивного движения (ГИРД), Стратосферный комитет, его посещали известные ученые – Сергей Павлович Королев, Георгий Эрихович Лангемак, Фридрих Артурович Цандер (основатель ГИРД) – и многие другие инженеры и конструкторы.

Здесь впервые Валентин Петрович Глушко читал лекции по ракетам на жидком топливе, после чего был реализован проект создания такой ракеты. А с 1960 года в Планетарии проходили стажировку и изучали астронавигацию будущие космонавты, отсюда первая плеяда космонавтов вылетела в космос. Здесь им в течение 15 лет читали лекции наши сотрудники: они изучали звездное небо и навигационные звезды. Мы всё время вспоминаем слова Алексея Архиповича Леонова, который говорил: «Путь на Байконур начинался в Московском планетарии». А уже в 1975 году построили планетарий в Звездном городке, и теперь космонавты изучают звезды там. 

Мы до сих пор дружим с космонавтами. Недавно у нас был Александр Иванович Лазуткин – мы приглашаем его на встречи с участниками нашего Астрономического кружка, который в разные годы посещали ведущие астрономы.

Сотрудничает ли Московский планетарий с российскими и международными сообществами планетариев? Если да, то как и что это дает?

Московский планетарий – старейший в России и один из старейших в мире. Конечно, мы обмениваемся опытом с другими планетариями, и это сотрудничество для нас много значит. Каждый планетарий развивает свои проекты. И мы, приезжая в гости или встречаясь в рамках какой-то конференции, обмениваемся своими разработками и новостями. Например, когда к нам приезжал Томас Краупе, директор Планетария Гамбурга, он был так воодушевлен нашей исторической экспозицией, что и у себя в планетарии тоже сделал небольшую экспозицию.

Когда к нам обращаются за помощью, мы, безусловно, с радостью ее оказываем, проводим стажировки. В прошлом году у нас проходила Школа лекторов, на которую съехались очень много коллег из других планетариев.

В чем вы видите глобальную задачу планетариев?

Планетарии создаются для популяризации науки. Ученые наблюдают за небом, совершают открытия. Как простым людям об этом узнать? В планетарии, где об этом рассказывают просто, понятно и доступно. Не просто рассказывают, но и показывают.

Мы обучающая, познавательная площадка, наша задача – заинтересовать.

Если ребенок заинтересуется, дальше он будет этим увлекаться. Может быть, не конкретно астрономией, а наукой в целом. Этот интерес возникает именно в школьном возрасте, но если его вовремя не подхватить, не поддержать – он может быстро закончиться.

Создает ли Московский планетарий собственные шоу-программы?

Конечно. Во-первых, мы создаем программы UNIVERSARIUM IX. Сначала мы сделали девятиминутную программу «Прогулка по звездному небу»: показать, что дает оборудование, что это такое и для чего оно нужно. Успех был невероятный.

Мы сразу стали делать следующие: «Под небом планетария», «Возвращение к звездам», «Звезды о любви» и программа «Звёздное небо над нами», которая идет и сейчас. Каждый сезон мы показываем времена года – осенью, зимой, весной и летом небо разное. Мы об этом рассказываем, показываем и учим наших посетителей находить небесные объекты: Полярную звезду, Большую Медведицу и другие. 



Кроме того, мы создаем полнокупольные шоу. Первое – «Тайны Красной планеты» – было создано к 85-летию планетария. Потом мы выпустили шоу «Обитаемая Луна» об освоении и исследовании Луны.

Сейчас к юбилею Планетария мы готовим фильм «Разноцветная Вселенная» об исследованиях небесных объектов в различных диапазонах электромагнитного спектра: радиодиапазон, инфракрасный диапазон, ультрафиолетовый диапазон, рентгеновский диапазон, гамма-диапазон. Об этих диапазонах мы рассказываем и показываем, как выглядят одни и те же объекты в разных диапазонах. Некоторые объекты не видны в инфракрасном, рентгеновском или ультрафиолетовом диапазоне. Мы показываем совершенно невероятной красоты объекты и открываем людям мир, недоступный простому глазу.

Спасибо большое! Мы слышали, что есть какая-то история, связанная с числом «тринадцать»?

Первый аппарат Московского Планетария был тринадцатым по счету – их всего на тот момент было изготовлено двенадцать. Следующий аппарат оказался под номером 313: с 1928 года за почти 50 лет на заводе Carl Zeiss было изготовлено 300 планетариев. А когда мы заказали UNIVERSARIUM IX, он к нам поступил под номером 613. Не знаю, есть ли тут какая-то тайна, но, кажется, число 13 для нас счастливое.

До сих пор мы тесно взаимодействуем со специалистами ZEISS, которые осуществляют техническую поддержку прибора. Мы рады работать на таком замечательном оборудовании, очень любим, бережем и ценим его.

Я уверена, он прослужит нам еще долгие годы и продолжит показывать красоту удивительного и естественного звездного неба, которое, конечно, в большом городе увидеть невозможно.


Смотрите также

x